Общественные пространства без лишних запретов

2 февраля 2016 г.

Администрация Лос-Анджелеса старается вернуть людей в центр города и вдохнуть жизнь в запущенные общественные пространства. Однако Лора Барраклаф из Йельского университета ставит заслуги властей под сомнение — ей кажется, что чиновники злоупотребляют запретительными мерами, чтобы создать иллюзию благополучия. Нам кажется, что ее соображения будут интересны не только жителям Лос-Анджелеса — в Москве тоже любят решать проблемы с помощью запретов, поэтому мы решили перевести ее колонку из газеты Los Angeles Times.

В последние годы Лос-Анджелес, стремящийся стать «городом мирового уровня», вложил немало сил и средств в общественные пространства. Благодаря таким проектам, как открытие Гранд Парка, инициативе «Отличные улицы» мэра Эрика Гарсетти, поп-ап-парклетам и плазам вдоль реки Лос-Анджелес и в других частях города, в воздухе чувствуется оживление.

Говоря об этих проектах, мы уделяем много внимания дизайну, но забываем о таком ключевом моменте, как законы: существуют сотни актов, регулирующих общественные пространства, и многие из них носят запретительный характер. Вот лишь некоторые выдержки из раздела 63.44 муниципального кодекса Лос-Анджелеса, касающиеся парков и других мест отдыха: запрещено распивать алкоголь и готовить пищу на открытом огне; запрещена торговля; запрещено использование звукоусиливающей аппаратуры; запрещено устанавливать палатки и другие конституции, состоящие из двух и более стенок; запрещено расклеивать афиши; запрещено блокировать проходы; запрещено плавать, купаться и заходить в воду (за исключением оборудованных пляжей); запрещено ночевать на скамейках.

Все парки закрываются на ночь с 22:30 до 5:00 (за исключением пляжей, которые работают до полуночи).

Лос-Анджелес не одинок в своей любви к запретительным мерам. На днях стало известно, что в Бэверли-Хилз построят первый парк для выгула собак — пускать туда будут только собак местных жителей (и, возможно, постояльцев местных гостиниц и владельцев бизнеса). В Сан-Марино уже более десяти лет с нерезидентов по выходным взимают плату за посещение Лэйси-парка, а богатые жители Малибу перекрыли для всех остальных подход к пляжам, хотя это напрямую противоречит законодательству штата.

Очень часто такие меры объясняются «интересами безопасности», но в действительности речь идет о том, чтобы создать иллюзию старого доброго города, притягивающего «правильную публику». В 1960-1970-х годах общественные пространства часто становились сценой для всевозможных протестных акций, а центральные районы городов приходили в упадок, явным признаком чего был рост числа бездомных на улицах. Теперь же, стремясь вернуть в центр жителей пригородов, туристов и предпринимателей, власти города вводят многочисленные ограничения на использование общественных пространств. Идея в том, чтобы превратить их в комфортные и традиционные по духу места отдыха, где нет места политическим акциям и, тем более, бездомным. Можно даже сказать, что в каком-то смысле эти меры себя оправдали — в последние годы мы наблюдаем возрождение Лос-Анджелеса. Но какую цену платит за это общество?

Начнем с того, что всего эти ограничения затрагивают интересы людей, чья жилищная ситуация оставляет желать лучшего. Очевидно, что главным объектом запретов были бездомные, но под раздачу попали и многие другие: обитатели перенаселенных квартир, подростки, стремящие вырваться из-под авторитарной опеки родителей, геи и лесбиянки, которые скрывают свою ориентацию от близких. У этих людей особенно велика потребность в общественных пространствах — просто потому, что никакой альтернативы времяпрепровождению на улице у них зачастую нет. Запреты никак не улучшают их жизненную ситуацию, а лишь еще более усложняют ее.

Однако проблема с запретами не только в том, что они создают трудности социально незащищенным группам. Запреты убивают разнообразие, не позволяя нашим общественным пространствам превратиться в место встречи представителей разных культур и социальных прослоек — а ведь это именно то, что делает площади и парки в городах Европы и Латинской Америки такими интересными и привлекательными. Одна из прелестей хорошо организованных, но не слишком сильно зарегулированных общественных пространств в том, что там всегда место разного рода неожиданностям — быть то торговец какой-нибудь экзотической едой, скейтбордист, выделывающий немыслимые трюки, или политический активист, высказывающий идеи, которые вы не разделяете.

Парки, куда круглосуточно имеют доступ самые разные люди, безопасней и зачастую чище. Этот факт подтверждают десятилетия исследования и работы многих известных урбанистов, например, «Смерть и жизнь больших американских городов» Джейн Джейкобс 1961 года, вышедшая в 1980-м году книга «Общественная жизнь небольших городских пространств» Уильяма Уайта и снятый по не фильм, а также текущая деятельность некоммерческой организации Project for Public Spaces.

Самое печальное, что запреты уничтожают здоровый дух демократии. По-настоящему демократическое общество требует многочисленных и открытых общественных пространств, где интересы общественного блага важнее, чем риск мелких нарушений или личного дискомфорта. И если рассматривать проблему с этой точки зрения, то важно, чтобы социально незащищенные члены общества имели свободный допуск в общественные пространства. Чтобы они не превращались в людей-невидимок, даже если факт их существования у кого-то вызывает дискомфорт. Если рядовые граждане не сталкиваются с реальностями городской жизнью во всех ее проявлениях, то у них не будет повода задуматься о проблеме неравенства и, соответственно, не будет стимулов, чтобы ее решать. Так работает или должна работать демократия: изо дня в день сталкиваясь с проявлениями разнообразия и неравенства, мы стремимся менять окружающий мир и делать его лучше.

Оригинал

Перевела с английского Анастасия Ромашкевич

Сбор регулярных пожертвований в Петербург
Собрано 26 570 из 60 000 рублей

Еще статьи на эту тему